Маршалл Маклюэн – философ и исследователь медиа

История письменности и печатной культуры в книге М. Маклюэна «Галактика Гутенберга»

Автор статьи – И.Б. Архангельская, Нижний Новгород

Каждая коммуникативная технология в «Галактике Гутенберга» рассматривается с учетом культуры и традиций определенного периода. На страницах книги можно встретить упоминания многих выдающихся личностей: Аристотеля, Платона, Леонардо да Винчи, А. Эйнштейна, П. Сезанна, Т. Нэша и др. Вместе с тем в ней есть элемент провокации, свойственный популярной литературе. Это нашло свое выражение в эпатажных утверждениях, не всегда подкрепленных фактами, в ярких запоминающихся заголовках, таких, например, как: «В бесписьменном обществе не делают грамматических ошибок», «Печатный пресс был поначалу всеми, кроме Шекспира, ошибочно принят за машину бессмертия» и др.

Книгу нельзя считать научным исследованием в полном смысле слова, поскольку в ней не выдвинуты гипотезы, которые бы автор пытался подтвердить или опровергнуть с помощью современных методов исследования. В ней много ссылок и цитат из самых разных источников, некоторые труды принадлежат классикам научной мысли (Аристотель, Платон), некоторые работы – перу малоизвестных исследователей, к тому же в работе много цитат из художественной литературы – произведений разных эпох и направлений. Принцип отбора «экспертных оценок», судя по всему, основан у Маклюэна на их близости взглядам автора на проблемы развития общества и средств коммуникации.

В «Галактике Гутенберга», как и во многих других работах ученого, ощутимо влияние учения Фомы Аквинского (его имя и труды упоминаются Маклюэном около десяти раз). Ряд проблем в области коммуникации Маклюэн рассматривает как социолог и историк, в некоторых главах он предстает в роли литературного критика, иногда в качестве ученика Фомы Аквинского и комментатора его трудов.

Большое внимание в своей книге Маклюэн уделил развитию риторики в Средние века и эпоху Возрождения. Многие положения из его докторской диссертации о Т. Нэше можно встретить и в главах «Галактики Гутенберга». Книга имеет свойственную трудам Маклюэна мозаичную композицию, и кажется, что логика в ней непоправимо нарушена. Однако после неоднократного ее прочтения становится понятен замысел автора. Как и Иннис, Маклюэн представляет историю цивилизации через эволюцию медиа, причем в каждом средстве коммуникации он видит свои преимущества и недостатки. В отличие от Инниса, для которого точкой отсчета была исключительно бесписьменная цивилизация Древней Греции, Маклюэн в понятие «первый этап в развитии истории коммуникации» включает и первобытную устную культуру, развивавшуюся на территории Африки и Канады.

В соответствии с культурными традициями, с учетом чувственного восприятия и системы алфавита, Маклюэн делил страны и нации на два типа: «аудиотактильные» (Африка, Индия, Россия, Китай) и «зрительные» (Северная Америка и Западная Европа), а также – на сакральные и профанные, племенные и индивидуалистичные. Убеждение в том, что дописьменная культура является сакральной по своему характеру, а письменная и печатная – мирской (профанной), возникло у автора «Галактики Гутенберга» под влиянием работы М. Элиаде «Священное и профанное» (The Sacred and the Profane, 1961). Маклюэн не приводит никаких доказательств правоты своей классификации, поэтому в академических кругах она не нашла широкой поддержки.

В «Галактике Гутенберга» автор обращает внимание на то, что книга как таковая появилась в рукописном варианте в V в. до нашей эры, а печатный станок был изобретен только в XV в., т.е. история печати относительно короткая. Манускрипт Маклюэн относит к сакральной культуре, а печатную книгу, продукт массового производства, – к профанной.

К племенной (tribal) культуре ученый относил устную культуру эпохи до Гутенберга, а также электронную культуру (радио, телевидение, Интернет). Письменную и печатную традицию он считал индивидуалистичной, поскольку эта форма коммуникации не требует взаимодействия группы людей и общения между ними. Данное утверждение достаточно спорно. Маклюэн не дожил до тех лет, когда телевизор на каждого члена семьи стал нормой, и человек в одиночку стал общаться с «иконоскопом». Интернет также породил новую породу людей-одиночек, которые «уходят» в виртуальный мир, сводя к минимуму контакты с внешним миром.

Ученый точно подметил, что печатная культура способствует развитию национализма и индивидуализма (книги, газеты и журналы издаются на разных языках), в то время как электронные СМИ, и прежде всего телевидение, превращают мир в одну «глобальную деревню». Одновременно печатная культура способствует неравенству между людьми. Бедные и неграмотные не имеют доступа к культурным ценностям, не имеют возможности стать не только лидерами, но и успешными профессионалами во многих сферах. С изобретением печати, как утверждал Маклюэн, исчезла устная нарративная культура, девальвировалось мастерство рассказчика, в обществе усилился индивидуализм, так как книга и газета не требовали от людей общения, популярным стало чтение «про себя». Чтение манускрипта вызывало у Маклюэна ассоциации с белым стихом (verse libre), который использовали Г. Стайн, Э. Паунд и Т. Элиот. На основании этого он, «сгущая краски», утверждал, что внедрение печати способствовало понижению уровня устной культуры: ораторского искусства, коллективной дискуссии и общения.

Ученого беспокоило то, что книгопечатание «изменило не только орфографию и грамматику, но также ударения и окончания слов». Оно, как ему казалось, «сделало возможной плохую грамматику»[1]. Однако в книге нет никаких серьезных доказательств того, что грамотность пострадала с внедрением типографского станка. Многие утверждения Маклюэна, последовательно доказывающего преимущества бесписьменной традиции над письменной, а рукописной – над типографской, основаны лишь на эмоциях, но не на фактах.

«Глобальная деревня», в понимании ученого, это несомненный исторический шаг вперед, причем новые технологии являются основой этого коммуникативного пространства. Совершенно необоснованной, на наш взгляд, является мысль Маклюэна о том, что с появлением электронных СМИ и превращением мира в «глобальную деревню» соперничество между людьми разных национальностей и военные конфликты должны пойти на убыль. Для такого утверждения нет никаких оснований. В современном мире, где главную роль играют телевидение и Интернет, не уменьшилось количество войн и международных конфликтов. Подобные заявления канадского коммуникативиста свидетельствуют о его стремлении идеализировать электронные СМИ, преувеличить их роль в жизни современного общества и сформировать модель «прекрасного дивного мира».

В конце «Галактики Гутенберга» Маклюэн предсказывает упадок или смерть книжной культуры, на смену которой приходят электронные СМИ. В теории Маклюэна эти процессы напрямую связаны с научными открытиями начала ХХ в. Однако Маклюэн не считал, что с появлением телевидения и других электронных средств коммуникации исчезнет книжная культура, и призывал родителей и педагогов с большим вниманием отнестись к тому, что молодежь узнает вне школ и университетов. По мнению ученого, необходимо ликвидировать разрыв между жизнью подростков вне классной комнаты и школой. Позднее к этой теме Маклюэн обратился в книге «Город как классная комната: Понимание языка и медиа» (City as Classroom. Understanding Language and Media, 1977), написанной им в соавторстве с Э. Маклюэном и Л. Хатчеон.

Заключительная часть «Галактики Гутенберга» напоминает литературу модернизма и постмодернизма. В последних главах книги на сцену выходят философы, экономисты, литераторы, участники дискуссии об истории цивилизации и медиа. В этой полифонии голосов Маклюэн выступает в роли комментатора. Рассуждая о проблемах коммуникации, ученый неоднократно обращается к текстам Джойса, вероятно, полагая, что именно в них содержатся ответы на многие вопросы. Он создает запоминающиеся метафоры, которые в дальнейшем были широко тиражированы, обыграны и даже спародированы: «Хайдеггер оседлал электронную волну с таким же триумфом, как Декарт механическую», «Книгопечатание раскололо голоса тишины» и т. д.

Несмотря на то, что в «Галактике Гутенберга» много противоречий, некоторые утверждения автора научно не обоснованы и имеют налет литературности, в целом книга дает представление об истории печатной культуры. Автору удалось собрать интересный материал, привлечь внимание к проблеме развития средств коммуникации от первобытного общества до эпохи телевидения, причем основное внимание уделено книжной культуре, ее роли в жизни современного общества. Хотя Маклюэн предрекает смерть книге, он сам неразрывно связан с типографской культурой и по-своему воспевает ее.

Канадский ученый предсказал господство электронных СМИ в будущем, что, как мы наблюдаем, полностью оправдалось. Трудно согласиться с тем, что электронные СМИ являются повторением на более высоком уровне средств коммуникации первобытного общества. В книге нет присущего более поздним трудам ученого технологического детерминизма, утверждения особой роли электронных СМИ в ущерб другим средствам коммуникации.

Маклюэн внес огромный вклад в исследование малоизученной проблемы – истории письменности и печатной культуры, – которая в дальнейшем стала предметом научного анализа для многих ученых, среди которых такие известные имена, как Э. Эйзенштейн (E. Eisenstein), E. Хейвлок (E. Havelock), Д. Мейровиц (J. Meirovitz), У. Онг (W. Ong) и многие другие.


[1] Мак-Люэн М. Галактика Гутенберга. – С. 339.