Маршалл Маклюэн – философ и исследователь медиа

Маршалл Маклюэн – человек, который изобрел «коммуникации»

Маршалл Маклюэн в 1964 году
Маршалл Маклюэн в 1964 году

Когда Маршалл Маклюэн был жив, преподавал в Университете Торонто и писал свои книги о коммуникациях, трудно было найти и двух людей, которые полностью признавали бы его значение. Мнения колебались от презрения до лести. Маклюэн, как никто другой, породил множество ожесточенных споров в канадской интеллектуальной среде.

Были те, кто считал его шарлатаном, потому что он публиковал свои мысли в случайных, непроверенных форматах, часто использовал свои высказывания как лозунги, типа «медиум это месседж» – неприемлемый стиль для серьезного профессора. Другие считали, что он слишком праздновал конец книги и расцвет телевидения. Даже те, кто считал Маклюэна гением, не соглашались со значением его идей.

Теперь, через 31 год после своей смерти, Маршалл Маклюэн все еще остается «спорным», но его не игнорируют. Маклюэна цитируют по сто раз на дню, чтобы объяснять самые разные явления современной жизни. Маклюэн признан главным вдохновителем медиа теории как академической дисциплины. (Правда, не очень академической и не мало дисциплинированной, но все же …) Это одна из причин, по которой к столетию со дня рождения Маршалла Маклюэна (21 июля, 1911) европейские ученые объединились для проведения серии событий под названием «Маклюэн в Европе 2011 года».

В течение этого года, состоятся 15 конференций по всему европейскому континенту, от Манчестера и Брюсселя на Западе в Будапеште и Риге на востоке. В Барселоне в прошлом месяце, Мануэль Кастельс, социолог информации, сказал что Маклюэн переписал пути понимания наиболее важных проявлений человеческой деятельности – медиа коммуникации. Маклюэн открыл новые области исследований, которые всё еще продолжают цвести. То, что он сказал людям, было ценным, но по мнению Кастельса это имело значение тем большее, что стоя «на пути великих мыслителей», Маклюэн помогал другим думать иначе.

«McLuhan Program in Culture and Technology» в Университете Торонто проводит серию семинаров, и в качестве визуального фона они установили фрагменты произведений искусства на маклюэновские темы в Атриуме на «MaRS innovation centre» и на священных стенах Coach House, где Маклюэн провел так много семинаров в последние годы своей жизни.

Маршалл Маклюэн взбесил многих своих читателей малопонятным, а иногда и непроницаемо непонятным стилем изложения. Он редко писал или говорил «простое предложение», потому что не хотел излагать «гладко». Как мне кажется, Маклюэн думал, что слова, которые легко читать, так же легко проигнорировать и забыть. Маклюэн любил писать колюче и тернисто, восхищаясь как образцом жанра эссе Эзры Паунда.

Еще одна причина, почему Маклюэна понимали превратно, были его взаимоотношения с телезрителями. Им казалось, что Маклюэн относится серьезно к телевидению и телезрителям, но этого не было никогда. Маршалл Маклюэн недолюбливал телевидение, и смотрел его только затем, чтобы не сомневаться – оно ему не нравится.

Однако, Маклюэн никогда не осуждал телевидение печатно, предпочитая делиться своими наблюдениями. Поэтому легко было решить, что он позитивно принял новые средства массовой информации. На самом деле, Маклюэн был по существу книжным человеком. Докторская степень в Кембридже была только началом его образования. Он изучил большинство явлений культуры начала 20 века, таких например как кубизм и «Улисс» Джойса. Возможно, одним из главных козырей Маклюэна было умение применить принципы оценок из мира искусства к явлениям массовой культуры.

Маршалл Маклюэн. Ранние 70-е

На этой неделе, один английский художник, Саймон Полтер, работающий над фильмом о Маршалле Маклюэне, принес свои камеры в мой офис и долго выспрашивал меня о том, как Маклюэн выглядит для меня сейчас и что я помню о нем. … Я восхищался Маклюэном, учился у него, защищал от насмешек коллег-журналистов, критиковал, спорил с ним, брал у него интервью.

У Саймона имелась копия письма Маклюэна 1964 года, которое он нашел в архивах Университета МакМастер, Это был ответ Маршалла на мой обзор «Понимания медиа», в истинно маклюэновской манере: «Удивительно, что вы поняли что-то из моих писаний, поскольку вы совершенно не понимаете сути моего подхода.» В обзоре я критиковал его привычку частого повторения, но Маклюэн объяснил, что это имеет важное значение для его метода. Он пояснил, что расширение нервной системы в электрическую эру привело к «полному разрыву с 5000-летней традицией механической технологии» – момент, который я не сумел (с его точки зрения) правильно оценить.

Но письмо заканчивалось, опять в духе Маклюэна, дружелюбно – «Я ценю Ваш дружественный подход». Я также всегда высоко ценил Маршалла, и я очень рад, что он стал, как того и заслуживает, достойной частью культуры 21-го века.

Роберт Фулфорд, канадский писатель и журналист
mcluhangalaxy.wordpress.com, 10 июня 2011