Маршалл Маклюэн – философ и исследователь медиа

Пророк из Торонто

В работах ряда западных эстетиков, социологов и культурологов 60-х – 70-х годов плодотворно развивалась идея о мессианской роли художника, художнике-демиурге, творящем собственный мир. При этом большое количество теорий носило и прогностический характер. Эстетика со времен Платона порождала прогностические манифесты и концепции. Естественно, при этом основной упор делался на формирование художественной среды. Особое значение, закономерно несущее футурологическую окраску, имеют концепции, трактующие развитие заново складывающихся и быстро прогрессирующих видов и жанров искусства. К ним сегодня принадлежит вся область художественной деятельности, связанная с электронной технологией, которая служит базой всех средств массовой коммуникации (СМК), создавших над человечеством подобие электронного зонтика. При разработке программ развития эстетической среды особый интерес представляет взаимодействие СМК, традиционных форм искусства и человека. Возникшая в результате этого взаимодействия пестрая, каждодневно меняющаяся ситуация стала предметом увлеченного анализа. Одним из первых, еще в пятидесятые годы, к проблемам СМК обратился канадский ученый Херберт Маршалл Маклюэн, литературовед, социолог, культуролог, видный представитель техницизма в философии культуры. Начиная с пятидесятых годов его имя постоянно упоминается в литературе по искусству, эстетике, философии, теории СМК, политологии и изданиях междисциплинарного характера.

Некоторые его гипотезы превратились в аксиомы современной цивилизации, а целый ряд положений продолжает разрабатывать современная маклюэнистика. Теория сенсорного баланса С появлением средств коммуникации (СК) баланс, присущий племенам первобытным, нарушается. Вся история человечества – это смена ведущих средств коммуникации и, соответственно, изменения одного типа восприятия, которое получает преимущественное развитие. В этом же причина трансформации человечества. XX век ознаменован постепенным восстановлением сенсориума, то есть системы чувств, главным образом благодаря телевидению, дающему человечеству некогда утерянное чувство племенной целостности.
Линейная теория социальной эволюции Между ведущим способом коммуникации- печатью (порождение эпохи Гутенберга) и накладываемым им на человеческую психику моделью развития существует прямая зависимость. Это означает, что линейность печатной строки соответствует способу мировосприятия и созидательной деятельности. Следовательно, изменение ведущего способа коммуникации влияет на психический облик личности и вносит существенные изменения в структуру общества. Модель коммуникации определяет не только сенсорную, но и социальную организацию.

Средства коммуникации являются технологическими продолжениями центральной нервной системы и диктуют законы развития человеческого восприятия.
Средства коммуникации определяют структуру знания, регулируют принципы восприятия пространства и времени, навязывая их как отдельной личности, так и обществу в целом.

Средство коммуникации есть сообщение.

The Medium is the Message в том смысле, что оно определяет и воплощает собой доминирующий в настоящий момент принцип воплощает собой доминирующий в настоящий момент принцип социальной организации, выступает как генератор принципов личностного и общественного восприятия. Изменение сенсорного баланса происходит вне зависимости от содержания сообщения, вследствии перехода от одного средства к другому.
Средство коммуникации – массаж, так Маклюэн называет и свою книгу – The Medium is the Massage. Они «оглаживают», массируют человека, исподволь, незаметно меняя законы восприятия «.
СМК подразделяются на «горячие» и «холодные» – hot and cool. К горячим причислены те, которые являются продолжениями только одного чувства, но при этом перенасыщены информацией (фонетический алфавит, кино, одежда, Рузвельт, фотография, развитые страны). Холодные средства, напротив, порождают жажду в дополнительной информации, к ним Маклюэн относит карикатуры, твист, иероглифы, Джона Кеннеди, фермерских дочек, темные очки, развивающиеся страны. Они провоцируют мышление и фантазию.
Эволюция принципов восприятия индивида проходит параллельно с культурными и общественными изменениями (устное общение – характеризует племенные культуры, введение алфавита – знаменует собой появление сложных культурных структур, электронная [Bкоммуникация открывает процесс ретрайбализации культуры, то есть восстановление целостности и общности земного племени.

Аксиомы позднего Маклюэна

СК – это своеобразные порядки /orderings/ опытных восприятий индивидуумов, то есть совокупность срезов действительности: межличностных, межклассовых и межгосударственных отношений в их взаимосвязи с технологическими окружениями.
СК усиливают, ослабляют или восстанавливают человеческое восприятие в условиях конкретных социальных систем, отражая взаимоотношения в оппозициях «личность – личность» и «личность – культурное окружение». Если эти взаимоотношения не воспринимаются членами общества адекватно, это может привести к их дезориентации, непредсказуемому поведению, антисоциальным актам, индивидуальному или групповому политическому насилию.
В обществе СМК являются основным источником причинно- следственных связей. Они вызывают изменения физиологического характера, воздействия на взаимоотношения полушарий и участков головного мозга. Маклюэн исходит из того, что полушария головного мозг( выполняют функции, различающиеся по управлению не только нервными процессами, но и типами мышления индивида. Функции левого полушария аналитическое мышление, логические построения. Правое полушарие отвечает за синтетическое мышление, эмоционально-интуитивные процессы. Когда около тысяч лет назад письменный знак одержал победу над прочими средствами коммуникации и системами обозначений, резко активизировалась общественная жизнь и все это привело к развитию левого полушария /анализ, абстрагирование/ в ущерб правому.
«Господство левого полушария восходит к фонетическому алфавиту греков и целиком охватывает период от Парменида до наших дней». Итак, после естественности и гармоничности отношений устного трайбализма (термин Маклюэна) пришел век алфавита и абсолютного господства визуальности. Следствием стала деколлективизация, детрайбализация, индивидуализм. С наступлением электронного века, символом которого является аудиовизуальная аппаратура, человеческое сознание оказывается присоединенным к замкнутой глобальной системем видеокоммуникации. Это способствует развитию мозга, а на планете возникает прообраз новой цивилизации- электронного трайбализма, эре благословенного планетарного униформизма, мировой деревни. «Новая электронная взаимозависимость воссоздает мир в образе мировой деревни. Электронная технология – средство разрешения культурных и идеологических разногласий и противоречий. Сегодняшнее поколение Живет в переходный период отказа от косности «эпохи Гутенберга», развиваясь под воздействием направленного электронного взрыва». Особый нтерес представляет маклюэновская концепция эстетического в складывающейся электронном окружении и формирующейся мировой деревне.

Человек-объект художественной манипуляции

Маклюэн заставил признать, что технические нововведения создают психологические окружения, которым мы себя подчиняем. Маклюэн – ревностный католик, и в достижениях электронных технологий он видел божью благодать, которая поможет сбросить ярмо рабства колес и рычагов. Он идентифицировал нервную систему с электронным контуром и считал, что, общаясь друг с другом через СМК, человечество воссоздает единство мышления, так как человек, соединив механизмы в обширную сеть, восстановил племенную деревню в мировом масштабе. Ученый предлагает свой вариант когнитивного единения с мистическим телом Христовым через всемирную систему электронной связи личность превращается в интегральную, формируется «всеобщее космическое сознание», устанавливается коллективная гармония.
Маклюэн трактует современную среду обитания человека как объект искусства: «планета приобрела статус произведения искусства» ‘.
Следовательно, человек- это объект художественных манипуляций, «Земля-космический корабль», на котором, как на сцене «мирового театра», публика разыгрывает спектакль Жизни. Все человеческое существование – это некий хепенинг бесконечно сменяющихся поколений, ведь в хепенинге не бывает зрителей, они автоматически включаются вдействие. Финал этого мгновенного, всеохватывающего хепенинга предлагается оценивать как итог творческого акта, который также получает статус произведения искусства. В результате человеческой деятельности окружающая среда преобразуется по законам творчества. Маклюэн приходит к выводу об эстетическом характере всей человеческой деятельности. Исчезает граница между искусством и природой, «электрический век сводит на нет природу», «искусство заменило собой природу».
Тотальность этих преобразований создает «мировую деревню» на Земле, которая, возникнув как результат человеческого творчества может оцениваться и в соответствии с эстетическими нормами. Эстетика будет регулировать бытие, пронизанное устремленностью и художественным целеполаганием. Создание Земли-артефакта мыслится как воплощение эстетического идеала по программе, подготовленной специалистами в области искусства. В книге «Механическая невеста: Фольклор индустриального человека» реклама рассматривается как «фольклор индустриального человека», вырабатываемый в специальных лабораториях, студиях и рекламных агенствах. Автор обращается к теории государственного правления Макиавелли о превращении государства в произведение иcкусства путем разумного применения власти» и делает вывод: при социологическом исследовании возможно применение метода искусствоведческого анализа, так как в результате процесса консолидации государственной власти еще в XVII веке западный мир обрел художественную целостность, применение к которой критериев художественного анализа может оказаться вполне успешным.

Панэстетизм Маклюэна

Панэстетизм Маклюэна основан на одной из его ключевых принципов-метафор – техника есть продолжение человека, человеческих ощущений, а следовательно – орудие искусства, подобно кисти и резцу. Средства же коммуникации – это особые концентрированные способы художественного выражения, которые «обладают свойством, подобно поэзии, диктовать свои собственные правила «. Маклюэн предполагал, что художественные приемы могут вытеснить традиционную методологию политико-экономического воздействия на людей и осознал структурную важность роли художественного начала в политических, технологических, психологических, дизайнерских и прочих аспектах его развития.

Природа – принадлежность искусственного человеческого окружения

Маклюэн превращается в политолога- советника, вырабатывающего рекомендации для властных структур: «Невредно бы подбавить на следующей неделе часов шесть часов чтобы утихомирить горячие головы среди негритянских племен в Южной Африке, чересчур разгоряченных радио на прошлой неделе или «Теперь можно программировать климат целых культур, так же как мы научились соблюдать равновесие в мировой экономике». Компьютерная технология может и, без всякого сомнения, будет программировать эмоциональные состояния в интересах наций и сообществ. Содержание этих программ зависит от природы этих будущих сообществ, но это в наших собственных руках, заявляет философ. Маклюэн создает свою теорию государства, основанного на электронных СМК. И в этом государстве бразды правления он вручает именно художнику, способному предощущать будущее.

Биография Херберта Маршалла Маклюэна

Херберт Маршалл Маклюэн родился 21 июля 1911 года в городе Эдмонтон, административном центре провинции Альберта на юго-западе Канады. Родители будущего философа были типичными представителями «средних слоев общества; отец- страховой агент, мать – актриса. Поступив в Манитобский университет, Маклюэн стал успешно готовить себя к карьере инженера и в 1933 году получил степень бакалавра, а в 1934 – магистра. Однако молодого ученого внезапно увлекла английская литература. В 1935году он поступил в Кембридж, где, проучившись в престижном Тринити Колледж, в 1942 году успешно защищает диссертацию на тему «Томас Нэш и его время?и получает степень доктора филологии. Параллельно Маклюэн преподает литературу в Висконсинском университете (1936), Университете Св.Льюиса (1937, 1944), Университете Святого Вознесения провинции Онтарио (1945- 1946). С 1947 года он занимает кафедру профессора литературы Торонтского университета, крупнейшего научного центра Канады.

Наука и политика

Начиная с 30-х годов, Маклюэн много печатается, главным образом в периодической прессе. Его занимают работы представителей течения «новых критиков» – направления в американской и европейской литературе и литературоведении, рассматривающего художественное произведение как самоценный ‘поэтический феномен» и анализирующего его без опоры на общественные, исторические и биографические факторы.
Большое внимание Маклюэн уделяет также Гилберту Киту Честертону, работа которого «Что случилось с миром» (1910) оказала бесспорное влияние на Маклюэна, который в 1937 году принимает католичество, смыкаясь с религиозными воззрениями писателя.
Маклюэн солидаризуется с положениями, высказанными Честертоном в этой работе, где отражено царящее в современном западном обществе чувство взаимного отчуждения, неспособность к нормальному общению. Первый период научной деятельности Маклюэна, который можно было бы назвать литературным, отмечен рядом статей в поддержку модернистских писателей в лице Т.С.Элиста, Д.Джойса, Э.Паунда и У.Б.Йитса. Маклюэн высоко ценил их критику современного общества, в котором, по выражению Элиста, наблюдается «распад чувственной картины мира» (dissociation of sensibility), характеризующее современную бездуховность и безрелигиозность.
Маклюэн был одним из многих ученых, различавших в культуре США две ведущие тенденции – северную и южную. Он отказывается от социальной мотивировки, социально-экономиеского анализа в своем аналитическом методе. Поэтому перед ним раскрываются лишь две противоположности – гуманизм,демократизм Юга и прагматизм,бесчеловечность Севера.

Идея «новых критиков»

‘ Для развития своих чуть болеепоздних теорий Маклюэн использовал идею «новых критиков» о воздействии литературы (как средства коммуникации) на психическую структуру общества. Понятие аграрного идеала в совокупности с католическими воззрениями Честертона и самого Маклюэна послужило прообразом того утопического, эстетически-идеального строя, который будет описан философом в его работах 60-х – 70-х годов в качестве предполагаемого результата воздействия средств массовой коммуникации на людей.
В середине пятидесятых годов интересы Маклюэна расширяются, предметом его анализа становится уже не только литература; направление его изысканий в эту пору скорее можно определить как междисциплинарное. В 1953- 1955 годах Маклюэн стал руководителем семинара по культуре и коммуникациям в Торонто, существовавшего в основном благодаря финансовой поддержке Фордовского фонда. Совместно с антропологом Эдмундом Карпентером он стал издавать журнал «Эксплорейшнз», освещая работу семинара в области междисциплинарных гуманитарных исследований. Маклюэн и Карпентер видели задачей журнала разъяснение роли печати и грамотности в формировании западного общества. К этому постепенно присоединилось стремление прогнозировать возможны в последствия применения уже появившихся к тому времени электронных средств коммуникации. Примером тому может послужить первая книга Маклюэна «Механическая невеста.Фольклор индустриального человека» (1951), посвященная проблемам рекламы и ее воздействия на современного американца. Все его последующие многочисленные работы посвящены различным аспектам воздействия технологии на человека.

Маклюэн-философ

Личность Маклюэна как философа стала популярной в контексте действий самих СМК. Благодаря этому он приобрел репутацию не только исследователя поп- культуры, пускай на редкость противоречивого и запутанного. Одновременно он оказался в ореоле славы ее героя. Философ не ограничивал себя одними только научными исследованиями сухого академического плана, но и разрабатывал новые приемы и принципы оформления книги, разрабатывал синтетические виды искусства (в которых совместимы средства разных видов передачи культурной информации), придумывал любопытные афоризмы. Маклюэн выступил также и как концептуальный вождь приверженцев хепенинга и, в какой-то степени,»инвайронментал арт» – искусства.Эти экспериментальные творческие акты проводились людьми, вдохновившимися идеями его работ о наступившей благодаря современным СМК всеобщей вовлеченности и взаимосвязанности.
Многое привлекало в нем интеллектуалов – и яркость и метафоричность стиля, и некое облако таинственности, созданное не без участия самого Маклюэна, но главным образом он привлекает широкое общественное внимание благодаря манере освещения его жизни печатью и телевидением, необычности оформления его книг, выполненных в сотрудничестве с талантливыми и изобретательными художниками-графиками и фотографами. При создании таких книг, как «Механическая невеста», «Культура – наш бизнес», «Война и мир в мировой деревне», «Средство – массаж», «Через точку исчезновения», он ставил перед оформителями задачу максимально приблизить внешний вид книги к излагаемым в ней положениям. Сознательно гипертрофируя изобразительный ряд некоторых его книг (таких, например, как «Средство – массаж», «Война и мир в мировой деревне» или «Культура – наш бизнес»), они способствовали максимальному вовлечению читателя в предлагаемое автором содержание. В большинстве работ Маклюэна читатель порой находит бессвязный набор высказываний, афоризмов (как самого автора, так и всемирно известных мыслителей, из которых самый любимый – Гегель), каламбуры и анекдоты, отрывки из стихов и прозы выдающихся поэтов и писателей. Порой кажется, что Маклюэн, собрав в кучу все, что он хотел сказать, хорошенько это перемешал, а потом горстями разбросал по страницам. Ведь современный читатель – это дитя мозаики телеэкрана, привык составлять представление о происходящем в окружающем мире из отдельных фрагментов. Следовательно, прочитав книгу (неважно откуда ее начать – с середины, с конца или выхватывая по кускам), человек в конце концов воспримет идею автора адекватно.

«Пророк из Торонто»

Однако самым, пожалуй, своеобразным для той поры был другой предмет его исследования – новейшие средства массовой коммуникации. Эффект новизны телевидения, связь через спутник, стереоэффект трансляции и прочие новшества порождали естественное любопытство. Людей занимали возможные результаты воздействия всех этих средств на человечество. Каждого волновало, дают ли они в самом деле, как это пишет Маклюэн, тотальное вовлечение всех в единый континуум человеческой жизни на нашей планете, способствуют ли СМК повсеместной интеграции масс. Острый интерес вызывали и иные проблемы, так неожиданно и свежо затронутые «пророком из Торонто».
Уже в начале шестидесятых имя Маклюэна приобретает в Канаде и Соединенных Штатах большую известность.А в 1963 году он достигает пика своей административной карьеры и становится директором Торонтского Центра культуры и технологии, который он и занимает почти до самой своей кончины зимой 1980 года. A Маклюэна, как и полагается «пророку, много ездит с лекциями, порой, по просьбе университетов CША и Канады, читает целые курсы, он – регулярный гость телевидения. С особым вниманием слушают его в крупных центрах CША главы ведущих корпораций, менеджеры, политики, специалисты по рекламе – для каждого из них у него находятся ценные практические советы. Все это не только содействует его популярности, но и придает ему облик человека, который знает, отчего бывают войны, какова роль художника в обществе, почему возникают конфликты поколений и т.д.
Слава Маклюэна еще более возрастает благодаря книгам «Понимание средств массовой коммуникации» и «Война и мир в мировой деревне». Академические круги с резкой недоброжелательностью воспринимали изложенные в них положения. Однако Маклюэн просто не обращает на это внимания. В книгах «Противозрыв», «Через точку исчезновения» и «От клише к архетипу» он продолжает начатое исследование культурологического характера. В шестидесятых – начале семидесятых имя Маклюэна в сознании среднего обывателя северо-американского континента стоит едва ли не в одном ряду с Христом, Фрейдом, Марксом… Его книги переведены на все европейский языки и изданы огромными тиражами, большой спрос на его работы привел даже к созданию целой книгоиздательской фирмы «Маклюэн Паблишез». Его статьи,заметки, интервью и отдельные высказывания становятся событиями в жизни культуры. Они появляются в изданиях совершенно различного характера, от солидных семейных альманахов до журнала «Плейбой», который публикует огромное многостраничное интервью с ним в двух номерах. Полемика вокруг концепции Маклюэна только разжигает интерес публики к сочинениям ученого и кругу вопросов, которые он затрагивает.
С начало 70-х Маклюэн выступает в роли консультанта корпораций и правительства,что явствует из книги «Культура – наш бизнес», а перед самой своей кончиной он возвращается на созерцательные позиции литературного критика и филосова. Плодами такого нового вида деятельнocти были появившиеся в 1978 году лекция об Эзре Паунде «Опоссум и повивальная бабка» и небольшие статьи, посвященные «маклюэновским законам СМК«, которые автор собирался изложить в капитальном труде. «Его главной темой неизменно остается «коммуникация» – в различных ее формах, вербальная и невербальная, и ее воздействие на человека и человечество, его сочинения не похожи по своей форме на традиционные исследования по коммуникации XX века. Его отправные посылки имеют тенденции меняться с каждым новым открытием».