Маршалл Маклюэн – философ и исследователь медиа

Путь Маршалла Маклюэна к «Галактике Гутенберга»

Marshall McLuhan, ca.1936. Library and Archives Canada

Херберт Маршалл Маклюэн (McLuhan) начал свой жизненный путь 21 июля 1911 г. в городе Эдмонтоне канадской провинции Альберта. Его родители были уроженцами Канады и принадлежали к среднему классу; отец по профессии – страховой агент, а мать – актриса. Спустя некоторое время после рождения первенца семья переехала в Виннипег, провинция Манитоба. Манитобский университет стал первым из длинной череды университетов, в которых обучался, а впоследствии всю жизнь преподавал Маршалл Маклюэн; здесь в 1933 и 1934 гг. им были получены первые ученые степени – бакалавра и магистра гуманитарных наук; здесь же после года специализации в области инженерных наук он сделал окончательный выбор в пользу филологии. Свое дальнейшее образование в этом направлении он продолжил в уже весьма и весьма престижном Кембридже, где под влиянием профессоров А. А. Ричардса и Ф. Р. Ливиса увлекся «новым критицизмом» – основным направлением англо-американской литературной критики 1920-1960 гг.

Свою преподавательскую карьеру Маклюэн начал в возрасте 25 лет в университете Висконсин-Мэдисон, куда он был приглашен на должность ассистента на период учебных семестров 1936-1937 гг. С 1937 г. он продолжил преподавание англоязычной словесности в Сент-Луисском университете, где с перерывами проработал до 1944 г. К числу наиболее значимых событий этого периода могут быть отнесены его обращение в католичество в марте 1937 г., открывшее ему доступ к преподаванию в католических высших учебных заведениях, женитьба в 1939 г. на Коринне Льюис (в браке с которой у него родилось шестеро детей) и защита в 1942 г. в Кембридже докторской диссертации, в которой исследованию был подвергнут масштабный, от Цицерона до эпохи Томаса Нэша, материал истории вербальных искусств, входивших в состав классического «тривиума» (грамматика, диалектика/логика и риторика). Весьма примечательным является тот факт, что уже в этот период наряду с углубленными штудиями в области классической филологии Маклюэн начинает накапливать фактологический материал и разрабатывать подходы к концептуальному осмыслению исторической реальности иного рода – массовой культуры в современную эпоху и обеспечивающей существование и развитие этого феномена коммуникационной среды.

Таким образом, специфическая направленность творческих исканий Маклюэна вполне отчетливо обозначилась даже в тот период, когда, казалось бы, все его внимание должно было быть нацелено на защиту удовлетворяющей всем консервативным академическим требованиям докторской диссертации, что упрочило бы его положение на университетском поприще. Отважимся предположить, что уже в этой, на первый взгляд мало чем примечательной ситуации нашла свое выражение характерная для творчества Маклюэна в целом уникальная способность и на теоретическом уровне, и на уровне практического общения с аудиторией любого рода генерировать и публично предъявлять радикально инновативные и кардинально нонконформистские идеи, умело и зачастую даже виртуозно избегая того шокирующего впечатления, которое они могли бы произвести на сознание его читателей и слушателей. В данном конкретном случае подведение итогов одновременно проводившихся разноплановых исследований было к тому же благоразумно значительно разнесено во времени: книга Маклюэна «Механическая невеста. Фольклор индустриального человека», которая по сути дела во многом уже определила тематический горизонт последующих, принесших ему мировую известность работ, вышла в свет лишь в 1951 г.

Высшие учебные заведения родной страны Маклюэн также не обошел вниманием. В 1944 г. он приступил к преподаванию в колледже Успения в Виндзоре (провинция Онтарио), а в 1946-1979 гг. постоянным местом работы для него стал колледж Св. Михаила Торонтского университета. Эти последние десятилетия его жизни – Маклюэн скончался во сне в последний день 1980 г. – отнюдь не были спокойными годами постепенного продвижения по ступенькам академической иерархии (хотя и это отчасти имело место: в 1952 г. статус Маклюэна был повышен до уровня полного профессора), но скорее напоминали собой тот взрывоподобный процесс интенсивнейшего развития и глобальной экспансии информационно-коммуникационных технологий в 80-90-х гг. XX в., который, по сути дела, был предугадан и предсказан в его работах этого периода (вполне заслуженно закрепился за ним с тех пор титул «пророка из Торонто» ), но свидетелем которого ему не суждено было стать.

Первое из этих десятилетий (50-е гг.) было временем аккумулирования интеллектуального потенциала, которому ярким и красочным фейерверком предстояло проявить себя в последующие десятилетия в широком диапазоне доступных для тех лет медийных структур, периодом освоения специфической тематической области, исследование которой чуть ранее было начато такими виднейшими представителями континентальной философии, как Т. В. Адорно и М. Хоркхаймер – сферы инновативных коммуникативных стратегий в условиях современного массового общества, разработки новаторских приемов и методов репрезентации идей, во многом уже не соответствующих традиционным представлениям о роли и месте средств человеческого общения и их технологических носителей.

Как отмечалось выше, первым весомым вкладом Маклюэна в дело выработки собственного подхода к исследованию проблематики человеческого общения как таковой и тех ее аспектов, которые выступили в качестве доминантных в современную эпоху, стала первая его большая работа «Механическая невеста. Фольклор индустриального человека». Предпринятые в этой работе изыскания в известной степени соприкасались с тематикой классических штудий Маклюэна, итогом которых явилась его докторская диссертация. Здесь, как и в случае таких составных частей «тривиума», как диалектика и риторика, речь шла о приемах и методах убеждения, но область их применения была уже совершенно иной: в качестве исходного материала анализа тут привлекались современные газетные и журнальные статьи, рекламные объявления и т. п., иными словами – элементы того масс-медийного информационного потока, бурные волны которого столь успешно стали захлестывать сознание обывателя в послевоенную эпоху. Полностью соответствовала фактуре анализируемого материала и структура самой книги: она представляла собой сборник коротких эссе, которые можно было читать в любом порядке, – они не располагались в строгой последовательности линеарного нарратива. Этот принципиально нелинеарный способ композиции книги сам автор именовал «мозаичным подходом».

Философское мироощущение Маклюэна развивалось под влиянием не только его собственных изысканий в области воздействия масс-медийных структур на формирование стереотипов поведения и мышления, но и той специфической общекультурной и интеллектуальной обстановкой, которая сложилась в Канаде и в первую очередь в Торонто в силу известных политических событий, развертывавшихся в эти годы в США. Развязанная маккартизмом «охота на ведьм»,  кампания по преследованию лиц, подозреваемых в коммунистических убеждениях, побудила многих представителей интеллектуальной элиты США временно покинуть страну, и тем, кто ожидал скорого окончания периода мракобесия, Канада представлялась лучшим убежищем. Так тихий и провинциальный Торонто на время превратился в бурлящий интеллектуальной энергией центр коммуникативных контактов самых разнообразных сообществ и групп, представители которых ежедневно заполняли едва ли не все доступные для проведения дискуссий и собраний помещения.

Эта пронизанная токами высокого интеллектуального напряжения атмосфера, внезапно воцарившаяся в городе, не могла не оказать существенного влияния на представителей сообщества, сложившегося вокруг периодического издания «Explorations», в основании которого самое активное участие принимали М. Маклюэн и антрополог Эдмунд Карпентер. Финансовой опорой начинания, включавшего в себя наряду с указанным периодическим изданием также семинар по проблемам культуры и коммуникации, обеспечивший впоследствии достаточно высокий теоретический уровень всего предприятия, стал полученный Маклюэном и Карпентером в 1953 г. грант от фонда Форда на выполнение интердисциплинарного медиа-проекта. В 1953-1959 гг. было опубликовано девять выпусков, имевших различный тираж и неравный успех. В 1960 г. вышла в свет составленная на их основе антология «Explorations in Communications», выдержавшая затем несколько переизданий и переведенная на иностранные языки.

Просуществовавший до 1959 г. и обеспечивавший общую идейную направленность издания, семинар по проблемам культуры и коммуникации представлял собой площадку интердисциплинарного коммуникативного взаимодействия представителей самых различных отраслей знания, объединенных лишь общей гуманитарной  ориентацией. В семинаре помимо антрополога Карпентера и профессора англоязычной словесности Маклюэна работали психолог Карл Вильяме, экономист Том Истербрук и специалист по городскому планированию Жаклин Тайвитт. Ну а тематический горизонт обсуждавшихся на семинаре статей потенциальных авторов издания, активно привлекавшихся обоими главными соредакторами – Маклюэном и Карпентером – уже и вовсе был необъятным. Деятельное участие в подобного рода дискуссионно-издательском процессе, отмеченном печатью известной хаотичности, для Маклюэна, личности, наделенной незаурядным креативным потенциалом, сыграло не только роль противовеса однообразию и упорядоченности образу жизни университетского преподавателя. Наряду с тем, что данный вид деятельности явился для него живым опытом погружения в прежде известную ему лишь со стороны среду организации медийного процесса посредством производства медиа-продукта, освоения всех сопряженных с ним сложностей и тонкостей, вплоть до финансовых и технологических, интенсивное общение с коллегами по семинару оказалось для него чрезвычайно плодотворным в теоретическом отношении.

По свидетельству Карпентера, именно в ходе развертывавшихся тут дискуссий, и в первую очередь постоянных бесед между ним самим и Маклюэном, чьи телефонные звонки посреди ночи стали обычным явлением, были сформулированы если и не все основные принципиальные положения будущих концепций Маклюэна, то уж, во всяком случае, многие из наиболее броских их «ключевых слов». К ним в первую очередь относятся словосочетание «типографический  человек», ставшее подзаголовком первой принесшей Маклюэну мировую известность книги «Галактика Гутенберга» (1962), и все производные от самого известного из «маклюэнизмов» – предельно лаконично выражающей суть его философской позиции максимы «медиум – это послание» (medium is the message); в их число Маклюэн, обладавший незаурядным филологическим и даже, согласно Карпентеру, поэтическим темпераментом, охотно включал наряду с «Медиум – это массаж massage)» (название книги, вышедшей в 1967 г.), еще и такие, как «mass-age» (эра масс) и «mess-age» (эра беспорядка, неприятностей).

Таким образом, 50-е гг., время активного участия в работе семинара по проблемам культуры и коммуникации и редактирования периодического издания «Explorations», явились для Маклюэна своего рода инкубационным периодом, позволившим ему сформировать в доброжелательном к его творческим исканиям интеллектуальном окружении свое философское мировидение, апробировать равным образом и свои блестящие интуитивные догадки, и постепенно осваивавшиеся специфические методы преподнесения материала и результатов своих исследований, наконец, обрести реальный опыт работы в сфере современных масс-медийных коммуникаций.

Начало нового десятилетия было ознаменовано выходом в свет первой из двух самых известных работ Маклюэна. В написанной им в 1961 г. книге «The Gutenberg Galaxy: The Making of Typographic Man» (впервые опубликованной в Канаде издательством University of Toronto Press в 1962 г. и уже в следующем, 1963 г., удостоенной высшей литературной премии Канады – премии генерал-губернатора в жанре «Non-Fiction») была представлена масштабная по охвату исторического материала культурологическая концепция, в которой была подвергнута анализу конститутивная роль инструментально- технологических носителей коммуникативного опыта в процессе развития человеческой культуры, последовательного перехода от одних видов перцептивного восприятия, типов ментальносте и форм социальной организации к другим.

Из книги "Информационная эпоха. Вызовы человеку"
Редакторы: Ирина Алексеева, Андрей Сидоров